«Представитель КГБ»: Пистолет я к вашему виску сейчас не приставляю…

2 ноября, в Клубе «№19» должна была состояться выставка «No Silence», посвященная проблемам представителей ЛГБТ–сообщества, проживающим на территории Приднестровья. Информация о выставке привела к активному обсуждению в социальных сетях, которое порой сопровождалось агрессией, а иногда даже с угрозами жизни и здоровью. В итоге выставку пришлось отменить. Но причиной этому послужило вовсе не бурное обсуждение, а рекомендация со стороны «компетентных органов», которое можно расценивать как запрет, не иначе.

МЫ ХОТИМ АКЦЕНТИРОВАТЬ ВНИМАНИЕ НА ТОМ, ЧТО:

Основная проблема сложившейся ситуации в том, что подобное действие является проявлением цензуры со стороны властей. Вопрос вовсе не в том, что запретили конкретную выставку «No Silence», а в том, что подобный случай далеко не первый в Приднестровье: так Гражданскому Клубу «№19» пришлось отменить проведение дискуссии с журналисткой из Республики Молдова, во избежание инсинуаций; нас ограничили в проведении культурной акции в виде демонстрации.  Все это Информационно-правовой центр «Априори» расценивает как нарушение права на свободу слова и самовыражения. Такие вещи недопустимы в современном демократическом обществе.

Решение о проведении выставки «No Silence» было принято Каролиной Дуткой самостоятельно. После ряда обращений в различные правозащитные организации, на ее предложение поддержать проект «No Silence» откликнулась чешская неправительственная организация «People in need» (Человек в беде): «В сентябре 2016 года я решила реализовать фотопроект, созданный по собственной инициативе в поддержку прав ЛГБТ-сообщества в Приднестровье. Я начала обращаться в различные правозащитные организации, итогом чего стал грант от People in Need», — комментирует автор.

Причиной данного решения стала крайняя табуированность темы ЛГБТ-сообщества в нашем регионе, о чем упоминает и сама Каролина Дутка: «Решила я освещать данную тематику, т.к. в Приднестровье на всех уровнях умалчивают о наличии ЛГБТ-сообщества. Превалирующая часть населения придерживается крайне консервативных и религиозных взглядов».

В Приднестровье ничего подобного ранее не проводилось, и, по сути, это являлось первой попыткой рассказать о том, с какими трудностями люди из ЛГБТ-сообщества сталкиваются. Иногда эти сложности перетекают в откровенные угрозы и насильственные действия со стороны «защитников традиционных ценностей».

«В моем окружении на тот момент были близкие люди, страдающие от проявления гомофобии со стороны окружающих, причинами которых являются – проблемы на работе, отказ близких родственников, покушения на здоровье и жизнь, изнасилование с целью «изменения ориентации». Зная эти частные проблемы и понимая, что они в той или иной мере есть у других представителей сообщества, проживающих в Приднестровье, я посчитала нужным их осветить и предать огласке», — рассказывает Каролина.

Полтора месяца ушло на подготовку выставки, чтение литературы, различных статей и работ, посвященных этой теме, сбор информации о таком явлении, как гомосексуализм, общение с правозащитными организациями, работающими в указанном «поле», разговоры с людьми, сбор их историй, создание фотографий, проявление пленки, оформление и многое другое.

«Спустя полтора месяца реализации моего проекта у меня были истории 17 человек, плюс их фотографии, преимущественно без лиц, с целью обеспечения безопасности участников проекта. Только трое участников согласились быть сфотографированными с открытым лицом, несмотря на осознание непредсказуемости дальнейшего развития событий. Также стоит сказать, что не все услышанные мною истории участники проекта захотели публиковать под своими фотографиями, так как боялись, что найдутся «доброжелатели», которые доставят им проблем, узнают их личность по историям. Это всё в совокупности демонстрирует, что представители ЛГБТ-сообщества в Приднестровье находятся в постоянном страхе за свою безопасность».

Первое открытие выставки было запланировано в минувшую среду на 2 ноября, в Гражданском Клубе «№19». Незадолго до мероприятия в социальных сетях были опубликованы рекламные сообщения, в том числе и в одной из самых популярных групп Приднестровья. Именно там и началось «активное обсуждение».

«Гомосексуалисты — супер–люди! Нельзя ни в коем случае ограничивать этих людей в праве всю жизнь сношаться со своим полом, получать премии Дарвина и избавлять генофонд человечества от своих генов!»: — говорится в одном из сообщений.

«Вот если бы всех пришедших расстреливали, а инициаторов выставки демонстративно повесили, то я был бы ЗА!»: — вторит другой комментатор.

Но вовсе не реакция общественности стала причиной для отмены мероприятия, а совсем иное. Как описывает это сам автор, Каролина Дутка: «31 октября, в 11 часов, мне поступило приглашение явиться в спец. часть Приднестровского Государственного Университета, студенткой которого я являюсь. Там меня ожидал сотрудник КГБ, разговор с которым длился час. Сотрудник всячески пытался мне доказать, что проблем с гомофобией в Приднестровье нет, и что моя выставка не несёт ничего, кроме как расшатывает общество и носит деструктивный характер. После этого он пытался вынудить меня подписать бумагу о неразглашении государственной тайны, коей и является, по-видимому, наш с ним разговор. Я отказалась от подписания данной бумаги, после чего он начал эмоциональное давление на меня: говорить о том, что может заставить меня подписать, и о том, что я могу это сделать по собственной воле. «Вы же пока не сидите с пистолетом у виска», — рассказывает активистка о беседе — После этого сказал, что настоятельно рекомендует отменить выставку, и, услышав мой отказ, заявил о том, что моя безопасность может быть нарушена, «предупредил» об угрозах здоровью и жизни, отчислении из университета, увольнении моих родителей с работы, проблемах у брата в школе».

Таковы краткие объяснения Каролины о том, что произошло в злополучной спец. части ПГУ. Но и это далеко не все. Разговор длился около часа, но специально для наших читателей мы публикуем краткую «выжимку» из диалога автора выставки «No Silence» Каролины и человека, который представился сотрудником Комитета Государственной Безопасности ПМР.

КД — Каролина Дутка, активист

НЧ — Некий Человек, заявивший о том, что он сотрудник Комитета государственной безопасности.

Полный текст беседы

НЧ: Вы пишите сейчас подписку о неразглашении факта общения с сотрудником Комитета государственной безопасности.

КД: Почему?

НЧ: Потому как я вправе, компетентном праве, требовать от вас такой подписки.

КД: Мне юристы сказали, что вы не имеете права.

НЧ: Кто? Какой юрист вам это сказал?

КД: …

НЧ: Тогда я сомневаюсь в профессионализме ваших юристов…

КД: Люди, которые защищают права человека.

НЧ: И слава богу, пусть они их защищают. Сейчас мы ничьих прав не нарушаем. Есть Закон о службе государственной безопасности, есть Закон о государственной тайне, есть эти законы…

КД: Я знаю, да…

НЧ: Есть эти законы и там написано о том, что сотрудник государственной безопасности вправе требовать…

КД: По доброй воле…

НЧ: Вправе требовать…

КД: Нет, подождите, я могу по доброй воле написать.

НЧ: Ну да, о чем мы сейчас с вами и говорим…Пистолет я к вашему виску сейчас не приставляю…

КД: Но у меня нет доброй воли писать это.

НЧ: …И для того чтобы мы с вами продолжили разговор, о котором дальше никто не будет ничего знать…нет, до этого момента вы можете делиться с кем угодно, о чем мы с вами говорили.

КД: Я не буду подписывать.

НЧ: Каролин, вы намеренно усложняете…

НЧ: …Каким образом можно что-то сказать, чтобы ограничить чьи-то права?

КД: Но вы можете поставить мне какие-то условия, которые нарушат мои права в дальнейшем, которым я будут обязана следовать. Правильно? И я не смогу обратиться ни в какие организации из-за того, что я подписала эту бумагу.

НЧ: Нет, одну минуту. Даже если вам поставить условия, вы можете их не выполнять. Но о том, что мы с вами их обсуждали и то, что я их озвучивал, вы распространяться не имеете права.

КД: Правильно. И я еще имею право, потому что я ничего не подписала.

НЧ: Нет, выполнять те условия, которые я дальше поставлю: вы имеете право их выполнять, не выполнять, это будет вашим законным правом…

КД: Да, но смотрите…

НЧ: …Но распространяться о том, что на эту тему мы говорили с вами, вы такого права не имеете.

КД: Имею, пока не подписала бумагу, правильно?

НЧ: Ну да.

КД: Я не хочу ее подписывать. У меня нет доброй воли ее писать, потому что я не уверена в том, в каком русле дальше потечет наш разговор.

НЧ: Хорошо. Сейчас, здесь, вы совершаете одну непростительную ошибку, которую осознаете немножечко позже. Призываю воспринимать мои слова не как угрозу, а немножечко быть уже социально ответственной…

НЧ: Какие бы ваши благие намерения ни озвучивались, то, что вы сейчас пытаетесь подготовить, провести, конкретно я имею в виду вашу выставку, да? Оно неуместно здесь и сейчас. Почему сейчас? Потому как наше государство переживает сейчас очень сложный предвыборный период, и ваша выставка, на которую вы обратили внимание, вызывает раздражение общества, чего сейчас допустить нельзя. Это лишь небольшое обстоятельство, небольшое явление, но как флуктуация определенного недовольства возможного…

КД: Так это недовольство будет адресовано только ко мне, нет?

НЧ: Нет. Оно способно взбудоражить массы.

КД: Массы…как вы себе это представляете?

НЧ: Никак не представляю это. Вы просто меня выслушайте, да?

КД: Хорошо.

НЧ: Для того чтобы этого всего не допускать, ни здесь, ни сейчас, я к вам обращаюсь с просьбой отменить проведение выставки. Являясь гражданином Приднестровской Молдавской Республики, вы, наверное, должны бы прислушиваться к рекомендациям и просьбам тех органов, которые призваны обеспечивать безопасность всей Республики. Не вашей конкретно, а всей Республики. Как вы сами заметили, ваша безопасность может быть под угрозой. Намеренно искать себе приключений, извините за это слово, слэнг, да, я не вижу никакого смысла…

КД: Я вам уже зачитала комментарии. Я же вам привела истории. Почему вы считаете, что они не нуждаются в защите?

НЧ: Я не знаю, что это за комментарии, и я не знаю, что за подобные истории. Как минимум, мне неизвестно ни одного документированного факта о том, что по каким-то гомофобным причинам были совершены нападения или кто-то кого-то ограничил в правах. Этих фактов нет. Если они не задокументированы, значит, их нет.

КД: Может быть люди боятся обращаться?

НЧ: Это уже их дело — боятся они или они не боятся. Не могут правоохранительные органы отвечать за тех, кто просто что-то там боится. Пойдите, обратитесь, а потом начинайте бояться…

НЧ: Ваше право решать. Единственное, что Комитет вас предупредил о тех возможных угрозах, которые могут исходить от общества, от самого явления, от самой выставки, да? В том числе персональных, личных…

КД: Угрозы. Вы имеете в виду угрозы моему здоровью и жизни?

НЧ: В том числе, если верить комментариям, в том числе.

КД: О каких еще угрозах? Вы говорите «в том числе»?

НЧ: Возможно, кто-то посчитает для себя вашу выставку каким-то явлением, которое идет вразрез с официальной идеологией. Возможно, вы начнете испытывать проблемы с учебой. Ваши родные и близкие…

КД: Почему они должны испытывать проблемы?

НЧ: Я не знаю почему. Я просто предполагаю, что это возможно.

КД: А кто конкретно может доставлять эти проблемы, связанные с учебой…

НЧ: Руководитель той организации, в которой трудятся ваши родные и близкие. Который посчитает, что то, что вы делаете, чем-то неестественным…

КД: Т.е. вы считаете, что если декан моего факультета поймет, что моя выставка противоречит национальной идеологии, то что он сделает?

НЧ: То, возможно, к вам будет более пристальное внимание. И я не уверен, что вы обладаете какими-то уникальными знаниями, которые позволят вам доучиться, несмотря на какой-то конфликт с руководством факультета. Это понятно? Именно от этого я вас и остерегаю. От того, что реакция людей может быть совершенно разная. Никто ни от чего не застрахован.

КД: Я понимаю…

НЧ: Хорошо, я вас больше не задерживаю. Если вы мне бумагу не пишите, а вы, я так понимаю, не пишите…думаю ответ услышал.

КД: Спасибо вам за разговор.

НЧ: Пожалуйста

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: