После развода — два врага в одном доме

ТОЛЬКО СМЕРТЬ РАЗЛУЧИТ?

Они познакомились совсем юными — Роман и Юлия — а, встретившись, уже не расставались. Инициативу всегда проявлял Роман, окружив свою подругу повышенным вниманием. Скромная Юлия принимала его ухаживания с осторожностью, но не смогла устоять перед обаянием молодого парня, его красотой и комплиментами. Надо упомянуть, что девочка Юля в раннем детстве ошпарилась кипятком, и следы ожога остались у неё на шее. Она часто смущалась по этому поводу и была уверена, что никто её никогда не полюбит. Видимо, поэтому страстные признания поклонника она приняла с радостной благодарностью.
Время шло, Юлия получила высшее образование педагога, учителя биологии, а Роман высокооплачиваемую работу водителя большегрузных машин на крупном заводе. Они поженились, построили дом в селе, родили дочку и сына. Работа им приносила удовлетворение: ему — материальное,  ей — моральное. 
Одно не складывалось — с каждым днём у супругов становилось всё меньше общих интересов. Она любила читать книги, а его они совсем не интересовали. Больше всего Роману нравилось быть в центре внимания. Легче всего этого можно было достичь  в пьяной компании коллег.  Юлия с ужасом наблюдала, как катится «по наклонной» её любимый мужчина. Развеселившись в кампании «работяг», домой он приходил навеселе, а там встречал неудовольствие своей половинки. Юлия журила его, а Роман начинал раздражаться, кричать и крушить всё вокруг. Позже  начал ревновать её к коллегам из школы, ему не нравились поездки на конференции, семинары и даже в санаторий, куда Юлия  стала наведываться всё чаще: — на нервной почве началось заболевание щитовидной железы. 
Дети выросли, выучились и недолго задержались в родном доме, разъехались, дочь — на Запад, сын — на Восток. Мираж крепкой семьи окончательно рассеялся, и Юлия решилась подать на развод. 
По словам Романа, разлад в семье начался после того, как жена начала его стыдиться, не ходила с ним в гости, придумывала разные нелепицы, когда уходила из дома. «Конечно, у меня нет высшего образования, книжек не читаю, не о чем мне говорить с её подругами, — объяснил агрессор. — Так и пошло: у неё своя жизнь, у меня своя… Эта модель поведения годами не менялась, спираль жестокости по отношению к некогда нежно любимой жене  закручивалась с чудовищной скоростью. Сценарий шекспировской трагедии и далее режиссировался Романом, который начал угрожать: «Даже если нас разведут, я не оставлю тебя в покое. Ты моя, моя до самой смерти и только она разлучит нас». И хотя формально супруги развелись, фактически  остались жить в одном доме и стали врагами. Бывший муж  не соглашался на раздел и получение своей доли. Бывшая жена не хотела продать общий дом в селе, так как мечтала оставить  его в наследство детям. 
Прошло ещё десять лет, но ситуация так и не изменилась. Дети редко приезжают к родителям,  не хотят привозить внуков, чтобы они не видели вечно пьяного агрессивного деда и забитую больную бабушку. И только когда Роман вновь начинает поднимать руку на свою бывшую жену, она вызывает участкового. 
Милиционер говорит: «Давно знаю эту семью, которая давно уже не семья. Роман хитрый, разумно говорит и всё объясняет, так что хочется ему поверить, но как напьётся, будто в него чёрт вселяется. Сразу начинает цепляться к жене, которую считает своей собственностью. После чего с диагнозом врача «алкоголизм» его в очередной раз отправляют на полгода в ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий)» . За эти шесть месяцев Юлия приходит в себя, лечится, ремонтирует свой дом и напряжённо ожидает возвращения своего Ромео. Он возвращается в дом после долгой разлуки, и всё начинается вновь, да ещё с большей жестокостью. Он уже знает, что именно бывшая жена вызывает милицию, поэтому все больше ненавидит её. И волей-неволей приходится верить, что только смерть разлучит этих двоих, двух врагов в одном доме. Юлия «мёртвой хваткой» держится за дом, в котором уже давно опасно жить рядом с агрессором, и не может понять, что надо предпринимать дальнейшие шаги, обращаться за помощью и решать проблему.

НЕ ЗНАЮ, КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ…

Рассказывает Алиса К.: «Замуж вышла рано, в 18 лет. До этого встречались три года. Отношения не были безоблачными, был трения, сложности, расставания, примирения, но мы с Валентином приняли решение быть вместе. Отношения продолжали быть сложными, не могу себя похвалить, вела себя как ребенок: капризно, требовательно, хотя сейчас понимаю, что не хватало понимания и мудрости. Доход семьи был минимальным, денег катастрофически не хватало, особенно с рождением через год нашего первенца. Дом без удобств, нервы  на пределе, в одной из ссор получила первую оплеуху. В стремлении обеспечить семью муж перестал слишком придирчиво выбирать работу, а после стал пропадать где-то сутками, пить, гулять. Сильно избивал пару раз, а потом просил прощения. В милицию не обращалась, думала, что образумится. Потом снова: гулянки, пьянки, игровые автоматы, тюрьма. Я упорно не хотела видеть в любимом человеке монстра. Периодические ссоры, примирения, затишья, бури. Почему не уходила? Отказывалось моё сознание видеть в нем чужого человека… Тем более, что отец он замечательный. И всё же подала на развод, только вот избиения продолжались, как и раньше, будто и не расходились вовсе. Жить продолжали в одном доме, бывший муж, когда возвращается, всегда срывает на мне зло…» 
Однако Валентин, бывший супруг, объяснил, что многое понял тогда, после отъезда в другой город, отказался от наркотиков, на которые ранее «подсел» в тюрьме: «Вот, устроился на работу, посылаю деньги для детей и очень надеюсь на то, что когда-нибудь мы будем дружно жить все вместе в одном доме». Есть надежда, что Валентин изменился в лучшую сторону, и они вместе смогут положить конец этой войне. 

ПОБЕДИТЬ АГРЕССОРА!

После развода Анну больше всего удручало то, что никак не получалось отселить опасного квартиранта, её бывшего мужа, который не раз бил её и угрожал убить. А начиналось всё двадцать лет назад так замечательно… Она — художник, он — музыкант, познакомились на концерте. Казалось, что две души поющие в унисон, будут жить долго и счастливо, но получилось по-другому. «Мужа, как заправского баяниста,  часто приглашали то на свадьбы, то на похороны, ну а потом, сами понимаете, — вспоминает Анна. — Мне эти пьяные загулы совсем не нравились, я сначала ругалась, потом плакала — от бессилия изменить нашу жизнь. Но и в том, и в другом случае муж начинал злиться и избивать меня. Несколько раз обращалась в милицию за помощью. Сначала боялась заявление в РОВД писать, потом написала, но и это не помогло. Участковый милиционер мне ответил: «Вот когда разведётесь, тогда и сможем помочь, примем меры более жёсткие, как к чужому человеку, а пока можем только на 15 суток посадить». 
Однако и с этим решением не торопились. Тогда Анна обратилась к Уполномоченному по правам человека по Дубоссарскому району и городу Дубоссары Ф.Г. Пальчинскому, который, став посредником между жертвой и правоохранительными органами, потребовал принять меры и наказать хулигана. Как рассказал Фёдор Григорьевич, за три года это был первый и единственный случай, когда к нему за помощью обратилась жертва насилия в семье. 
Агрессора всё-таки посадили на пятнадцать суток, сообщили на работу. Пока сидел в КПЗ, лишили премии, оштрафовали. «Когда вышел из КПЗ,  снова меня избил, — рассказывает Анна. — Его вновь «закрыли», а затем и с работы уволили. Кому нужен дебошир и пьяница? Тут уж совсем нам с детьми житья не стало. Я решила с ним развестись, но развод не стал решением проблемы — жить-то продолжали в одном доме. Мужу уже нечего было терять, поэтому измывался надо мной и детьми как хотел». 
У Анны всегда было много идей, способностей и энергии. Кроме основной работы, она решила заняться ещё и предпринимательской деятельностью, но бывший муж ничего не давал ей делать. Стала разводить перепёлок — однажды ночью он сжёг все клетки вместе с птицами, засадила теплицы ранними помидорами — он все стёкла разбил. В Дубоссарском суде она ничего не смогла добиться, хотя судебная тяжба длилась без малого три года. Нанять адвоката не было материальной возможности, поэтому обратилась за помощью НКО «Женские инициативы». Председатель организации Наталья Савчина познакомила её с адвокатом, который пообещал решить многолетнюю проблему. Адвокату удалось  доказать в судебном заседании необходимость изоляции бывшего мужа Анны. В один прекрасный день суд был выигран в её пользу, и судебные приставы выставили дебошира вон из дома. 
Анна не оставляла попыток начать своё дело и в этом ей помогли специалисты из этой же общественной организации, которые провели цикл семинаров для женщин, мечтающих стать бизнес-леди. 
Бизнес вскоре наладился. Вместе с дочерью Анна печёт пирожки на продажу. Впервые за много лет у неё появилась улыбка на лице, походка стала уверенной и свободной. «Покупатели хвалят наши пирожки, говорят, что вкусные, и это тоже очень приятно. Теперь мы с дочерью едим то, что мы хотим, а не то, что есть. Многие деликатесы уже попробовали, купили себе новые модные вещи. Я благодарна всем добрым людям, которые помогли мне изменить жизнь к лучшему. Чёрная полоса в моей судьбе позади, и больше в эту мутную реку я уже не войду: чувствую уверенность в себе, в своих силах», — поделилась Анна. 
Я спросила: «А как же бывший супруг? Как себя ведёт?». Она ответила: «Да как силу почувствовал, сразу стал «тише воды, ниже травы». Приходил мириться, но я его не простила и не пустила в дом. Попросил пирожка попробовать, ароматы от выпечки разносятся далеко по округе, дала: ешь и иди подобру-поздорову». Вот такие бывают женщины. И жизнь свою наладят, и из роли жертвы выйдут, и даже «агрессора» накормят. 

ЧТО ДЕЛАТЬ? Комментарии специалистов

Адвокат Дмитрий Н.: «Жертва и агрессор, живущие в одном доме — это отдельная тема. В судебном порядке очень сложно выселить человека из жилья, в котором он прописан. По опыту своей работы хочу отметить, что после развода поведение насильника меняется не лучшим образом. Общаясь с разведёнными супругами, я всегда предлагаю им быстро разъехаться, и как можно дальше друг от друга. Если этот вариант по каким-то причинам невозможен, то советую своим клиентам (а чаще клиенткам) сразу после случая физического или морального насилия обращаться в милицию, к врачам, документировать побои, фиксировать оскорбления, высказанные в присутствии свидетелей (несмотря на то, что это сложно сделать). Надо заставлять правоохранителей исполнять свою работу. Между тем, надо самим меняться, сделать так, чтобы «в голове перещёлкнуло», убеждать себя набраться храбрости, принять решение и идти по пути отстаивания своих прав до победного конца». 
Участковый милиционер Зацерковный Л. А.: «К сожалению, можно привлечь агрессора к ответственности, только если уже совершено преступление, причинены серьезные телесные повреждения или даже убийство. Кроме того, в восприятии общества, супруги — это единое целое, — сегодня ссорятся, завтра мирятся. Другой фактор — поведение жертв. Сегодня жалуются, завтра забирают жалобу, а мы остаёмся с неразрешенным делом, зря потратив время». 
 «Если так случилось, что вас бьют или угрожают вам и вашим близким, терпеть такое нельзя, — говорит председатель общественной организации «Взаимодействие» из Тирасполя Оксана Алистратова. — Потому что с каждым разом виновник насилия будет устрашать Вас сильнее и сильнее. Обращайтесь в службы социальной защиты, к юристам и в общественные организации, где вы получите поддержку, необходимую психологическую и юридическую помощь».
По статистике, озвученной социологом Александром Гончаром из Центра развития и поддержки гражданских инициатив «Резонанс», каждая четвёртая приднестровская женщина подвергается насилию со стороны мужа или партнера в течение года. 80% пострадавших никогда не обращались в больницу, 75% не обращались в милицию, 82% боялись рассказать о случившемся даже самым близким родственникам. По его словам, «жертвы домашнего насилия не могут получать необходимую помощь в полном объёме, так как не существует убежищ на экстренный случай и соответствующих услуг, за исключением некоторых, которые предоставляются некоммерческими организациями». 
Сотрудники правоохранительных органов часто оказываются неготовыми вести дела в интересах жертвы. А закон «О социально-правовой защите от насилия в семье», который мог бы изменить ситуацию, уже несколько лет находится в стадии рассмотрения в Верховном Совете. Между тем, этот нормативный акт  позволил бы не только оказывать жертвам насилия более эффективную помощь, но и привлекать к ответственности за домашнее насилие, которое ещё не приняло страшные формы, давать жертвам (особенно важно это для тех, кто в разводе) охранный ордер, защищающий их от постоянного присутствия рядом агрессора. 

Данный материал был создан в рамках проведения конкурса журналистских расследований в проекте «Жизнь без насилия в семье как незыблемое право каждой женщины.

29/03/2015 06:03

Похожие новости

logo

Продвижение ценности прав человека, свободы слова и убеждений через повышение уровня правовой культуры, наращивание правозащитного потенциала для повышения качества жизни населения.

СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ


+373 533 83058


info@apriori-center.org

г. Тирасполь, ул. 25 Октября, 104
          (магазин «Тимп», вход со двора)

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ