О «политической деятельности». ПМР и РФ: гармонизация

Министерство юстиции 22 января 2016 года опубликовало поправки в закон «О некоммерческих организациях», который не только определяет понятие политической деятельности, но и пути ее осуществления. 

Так, согласно предложенным поправкам, политической деятельностью считается любая деятельность, находящаяся в сфере:

1.      Государственного строительства и федерального устройства;

2.      обеспечения суверенитета и территориальной целостности РФ;

3.      обеспечения законности, правопорядка, безопасности;

4.      обороны страны;

5.      внешней политики;

6.      целостности и устойчивости политической системы;

7.      социально-экономического и национального развития РФ;

8.      функционирования органов государственной власти и местного самоуправления;

9.      регулирования прав и свобод.

Пути ее осуществления обозначены следующие:

1.      Организация и участие в каких-либо публичных мероприятиях, начиная с митингов и демонстраций, заканчивая публичными дискуссиями и выступлениями;

2.      деятельность, направленная на получение определенного результата на выборах или референдуме, а также участие в наблюдении за подобными процессами.

3.      участие в деятельности политических партий;

4.      публичное обращение к органам власти, к их представителям;

5.      действия, оказывающие влияние на деятельность органов власти, в том числе и с целью принятия, изменения, отмены законов или других правовых актов;

6.      распространение оценок относительно работы и политики, проводимой государственными органами;

7.      осуществление деятельности, направленной на формирование общественно-политических взглядов и убеждений, в том числе путем проведения и обнародования социологических исследований;

8.      вовлечение граждан, в том числе и несовершеннолетних, в указанную деятельность.

Вместе с этим, указаны области, деятельность в которых не попадает под определение политической: область науки, культуры, здравоохранения, социальной поддержки, обслуживания и защиты граждан, пропаганды здорового образа жизни, защиты растительного и животного мира.

Источник данных: Федеральный портал проектов нормативных правовых актов

Оценку подобным действиям дали уже многие эксперты:

Игорь Кляпин, руководитель Комитета по предотвращению пыток, на Facebook’е написал, что политической деятельностью решили считать «все что угодно, если речь идет об организации, получающей иностранное финансирование» 

Григорий Мелькольянц, сопредседатель движения «Голос» заявил Газете.ру, что «глядя на критерии, предложенные Минюстом, любая НКО найдет в своей деятельности политику» 

В свою очередь, член Общественной палаты РФ Елена Тополева-Солдунова, принимавшая участие в деятельности рабочей группы, заявила, что «иностранными агентами» будут признаны только те НКО, у которых совпадают не только сфера деятельности или пути ее осуществления, но все три аспекта, включая и прописанные в уставе организации цели. 

ПМР «О политической деятельности»

Законопроект подобного характера имеется и в Приднестровье. Предложения по обновлению текущего закона «О некоммерческих организациях» стали звучать еще в июне 2013 года. Тогда Вячеслав Тобух впервые выступил со своим законопроектом, который был отправлен парламентом Приднестровья на доработку. 

Спустя почти три года после его представления и некоторых изменений, 26 февраля 2016 года, проект был рассмотрен на публичном слушании, на котором присутствовали и представители НКО, в частности, ИПЦ «Априори». По мнению представителя организации, слушание имело «лагерный» характер: представители НКО говорили о недоработках, недальновидности и ужасных последствиях этого закона, заостряя внимание на понятии «политической деятельности»; представители власти, в свою очередь, не понимали где была критика ранее, учитывая дату его создания, а также оправдывали его принятие интересами государства и безопасности. 

Учитывая, что ПМР гармонизирует собственную законную базу с Российской Федерацией, Евгений Дунаев, координатор проектов центра «Априори», опираясь на «правоприменительную практику» в РФ, опасается, «…что с помощью этого закона будет осуществляться давление, вплоть до закрытия неангажированных организаций … как элемента здоровой демократии, где население активно участвует в политической жизни своей страны, в том числе с помощью объединений». 

Вместе с этим, Евгений Дунаев говорил и о понятии «иностранный агент», акцентируя внимание на его некорректности, негативном окрасе и многом другом, предлагая ввести иной термин: «Если речь идет о предоставлении информации об источниках финансирования НКО, тогда следует использовать более нейтральный термин, например, «организация, финансируемая из иностранных источников». Против этого никто из коллег, с кем я беседовал, не возражает», цитирует его слова NewsMaker.md.

С термином «иностранный агент» несогласен и Денис Марчков, бывший зампред ИПЦ «Априори», добавляя, что, по его мнению, «…деятельность общественных организации умышленно загоняют в рамки обслуживающих: благотворительность, уход за нуждающимися, раздача подарков. Любая иная деятельность будет рассматриваться как экстремизм, с публичным клеймением – “иностранный агент” и ликвидацией организации».

Согласно тексту законопроекта, «иностранным агентом» признается организация, занимающаяся «политической деятельностью» [Статья 2, пункт 7], если организация не зарегистрируется как «иностранный агент», это чревато штрафом для организации, ее главы и повлечет за собой запрет какой-либо деятельности в течение полугода. 

Законопроект, в свою очередь, под политической деятельностью понимает следующее: «Если вне зависимости от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она участвует в организации и проведении политических акций, с целью воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях» [Статья 2, пункт 7].

Областями, деятельность в которых не является политической, стали:

1.      Научная;

2.      культурная;

3.      сфера искусства;

4.      здравоохранения;

5.      социальной поддержки и защиты граждан;

6.      пропаганды здорового образа жизни;

7.      защиты животного и растительного мира;

8.      благотворительная и связанная с ней.

Евгений Дунаев выразил тревогу, относительно некоторых упущений в понятии «политическая деятельность»: «…трактовка политической деятельности включает неистолкованный термин «политической акции» и цель влияния на общественное мнение [Статья 2, пункт 7]. Исходя из этого, многие организации опасаются, что практически все, включая открытые круглые столы, публичные дискуссии, публикации, касающиеся деятельности или бездействия органов власти, будут трактованы как политические акции. Таким образом, почти любая организация может быть признана иностранным агентом». 

Денис Марчков считает, что определение политической деятельности должно быть более четким, потому как в данный момент под это определение попадает многое: «К примеру, есть требование, чтобы власти переоборудовали пешеходные переходы для нужд людей с ограниченными возможностями. Требование простое: чтобы бордюры сделали ниже. С моей точки зрения, это никак не связано с политикой. Но с точки зрения закона, подобная активность — политическая деятельность». 

Подобного мнения придерживается и Людмила Бородина, директор центра «ОСОРЦ», указывая на то, что «закон не проработан и не готов к принятию», «но важен», потому в его отношении редакционную работу необходимо продолжить, более конкретно описав не только «политическую деятельность», но и регламенты, положения и подзаконные акты, относительно присвоения статуса «социально значимой». 

В развитых же странах, подобная активность считается гражданской деятельностью, которая исполняет роль двигателя гражданского общества, заложенного в фундамент демократического государства. В свою очередь, под политической деятельностью понимается прямое участие в процессе продвижения лиц на выборные и/или назначаемые государственные должности, а также участие в финансирование указанной деятельности: «Во всем мире деятельность гражданского общества называют не политической деятельностью, а общественной, и хотя она тоже носит политический оттенок в смысле стремления к достижению конкретных целей, такую политику называют «гражданской» в противовес политике партийной. Закон об «иностранных агентах» [Российская Федерация] уравнивает эти понятия, а на практике вводит запрет на гражданскую и общественную деятельность, если она не санкционирована властью», – заключает Общественный совет.

Спорными являются не только эти моменты, но и многие другие.

В частности, статья 35 предлагаемого законопроекта (на нее же ссылается пункт 3 статьи 2) говорит о поддержке социально ориентированных организаций со стороны государства, перечисляя социальные ориентации, среди которых есть и «оказание юридической помощи на безвозмездной или на льготной основе гражданам и некоммерческим организациям и правовое просвещение населения, деятельность по защите прав и свобод человека и гражданина» [Статья 35, пункт 1, подпункт «е»], чем, собственно, и занимается ИПЦ «Априори». 

Но учитывая расплывчатость и неоднозначность определения «политическая деятельность», информационно-правовой центр «Априори»«Резонанс»«Здоровое будущее» и многие другие НКО ПМР по мере осуществления своей деятельности попадают и в разряд «социально значимых», и в разряд «иностранных агентов», из-за определения «политической деятельности». 

В заключение, «вишенкой на торте» оказалась статья 38. Исходя из указанной статьи, пункта 2, НКО практически лишается возможности обращаться к закону «О коммерческой тайне».

Кроме этого, согласно ряду пунктов той же 38 статьи, НКО обязаны предоставлять ежеквартальные, полугодичные, ежегодные отчеты представителям государственных органов и размещать некоторые из них в СМИ или сети Интернет. 

Основная проблема подобного контроля заключается в том, что количество работников должно быть значительно увеличено, что несет повышенные затраты, которые НКО покрыть не в состоянии и будут вынуждены закрываться, в случае включения в реестр «иностранных агентов».

Таким образом, как показывает практика в Российской Федерации, данный закон будет не только деструктивен для гражданского общества (исходя из того, что НКО являются его авангардом), но и для экономики, учитывая, что общественные организации такие же налогоплательщики, как и любые другие лица нашего региона, предоставляя, при этом, рабочие места гражданам ПМР по всей республике.

11/03/2016 07:03

Related posts

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: