Юрист Степан Поповский о требовании ареста депутата-коммуниста тираспольского Горсовета Александра Самония

2 июня Следственный комитет ПМР попросил тираспольский городской Совет дать согласие на арест городского депутата и члена Приднестровской коммунистической партии Александра Самония. Причина — экстремизм. Делимся мнением Степана Поповского, приднестровского юриста и правозащитника, который уже дал оценку происходящего.

Поводом для обращения послужили публикации в Facebook, которые были сделаны под именем «Николай Иванович». Представители Следственного комитета считают, что эта учетная запись использовалась Самонием, тогда как по мнению экспертов ПГУ им. Т.Г. Шевченко посты Николая Ивановича содержали призывали к «социальной вражде и нетерпимости» и оскорбляли Вадима Красносельского.

Депутат отрицает свою причастность к их написанию и считает, что уголовное дело против него сфабриковано.

Степан Поповский, один из немногих юристов Приднестровья, кто активно взаимодействует с Европейским судом по Правам человека, помогая в составлении жалоб и ведении дел в ЕСПЧ, так комментирует сложившуюся ситуацию:

Как юрист, отмечаю, что Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении А. Самония, подписанное подполковником юстиции А.Н. Дёминым, составлено с нарушением уголовно-процессуального закона.

Прежде всего, абзац второй статьи 95 УПК ПМР требует, чтобы в постановлении, среди прочего, было указано «основание к возбуждению уголовного дела». В свою же очередь, статья 90 УПК ПМР установила, что «Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления».

Каждому юристу понятно, что к «достаточным данным» относится, как минимум, объективная сторона преступления. То есть, в постановлении о возбуждении уголовного дела должно быть указано не исследование ГОУ «Приднестровский государственный университет» (исследования не относятся к категории «данных», они являются чьими-то умозаключениями), а должны быть указаны конкретные данные, которые составляют объективную сторону преступления, а именно, конкретные фразы в конкретной публикации в конкретную дату.

Исходя из постановления мы не можем определить что именно явилось основанием к возбуждению уголовного дела, в частности, какие фразы призывают граждан «к действиям экстремистского характера», и какие признаки этих действий позволяют их отнести к экстремистским; какая информация, по мнению подполковника, в публикациях А. Самония носит недостоверный характер и чем это подтверждается.

Второе. Закон не требует установление умысла на стадии возбуждения уголовного дела. Установление умысла — это результат дальнейших следственных действий и умозаключений лица, ведущего следствие, которое основывается на исследованных доказательствах.

Между тем, подполковник А.Н. Дёмин, не приступив к исследованию обстоятельства дела, не имея достаточных доказательств, уже на стадии возбуждения дела делает вывод о наличии умысла.

Такой подход к расследованию обстоятельств дела, со всей очевидностью, подтверждает наличие у подполковника А.Н. Дёмина предвзятости.

ОБРАЩАЮСЬ К ДЕПУТАТАМ: для принятия решения о снятии неприкосновенности нет «достаточных данных, указывающих на признаки преступления» (ст. 90 УПК ПМР). Следственные органы должны потрудиться и написать конкретные данные, а не умозаключения сотрудников ГОУ «Приднестровский государственный университет».

 


Позиция, изложенная в материале, может не совпадать с позицией ИПЦ «Априори».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: