Заявление Ларисы Калик на имя министра Госбезопасности ПМР и ответ

Лариса Калик — 22-летняя тираспольчанка, в отношении которой несколько месяцев назад началась доследственная проверка «на экстремизм»: она выпустила книгу, в которую вошли интервью с молодыми людьми, служившими в приднестровской армии. Публикуем ее заявление на имя министра МГБ ПМР.

Что произошло?

Ниже кратки пересказ более подробного изложения этой истории NewsMaker.md (материал от 21 апреля 2020 года). 

В конце 2018 года под впечатлением от рассказа одного из знакомых о срочной службе в вооруженных силах ПМР, Ларисе Калик пришла идея создать книгу-сборник историй приднестровских срочников о службе. К концу 2019 года была готова книга «Год молодости». Деньги на ее печать выделила правозащитная неправительственная организация. Всего было собрано 12 эпизодов.

Лариса Калик: «У меня было желание обратить внимание общества на эти проблемы. Все в Приднестровье знают, что в армии плохо, но это никак не обсуждается, и это надо изменить. У меня не было никаких радикальных настроений. Я просто сказала, как есть, а вы уже решайте, как вам будет удобно. Никакого экстремизма в принципе».

В начале декабря 2019 года, еще до презентации книги, сотрудники органов позвонили в бывшую школу девушки (последнего классного руководителя Ларисы попросили написать на нее характеристику). После этого родителям.

26 декабря состоялась презентация книги «Год молодости» в тираспольском Клубе «№19», затем в Рыбнице и Дубоссарах. А в начале 2020 года Лариса Калик переехала жить в Кишинев. Периодически приезжала в ПМР.

В начале февраля на ее телефон поступил звонок от некоего человека, который представился «Дмитрием из МГБ». Звонивший предложил встретиться лично на территории ПМР. Вместе с этим в феврале, как пишет Newsmaker, «в Тирасполе начался допрос свидетелей, причастных к организации презентаций». В марте оказалось, что допросы были «частью доследственной проверки. Предполагаемое дело — об экстремизме», — указывают в своем материале NM.

«Вскоре среди тех, кого вызывают на беседы в МГБ, оказались не только причастные к презентациям, но и герои книги». В один из дней «[п]оздно вечером девушка возвращалась домой в свою квартиру в Кишиневе и заметила у подъезда автомобиль с приднестровскими номерами, стоявший на аварийке. На следующее утро, когда Лариса отправилась в магазин, машина по-прежнему была там. Она завелась и тут же поехала вслед за девушкой. «Лариса не стала дожидаться, когда ее подозрения подтвердятся. И уехала из Молдовы».

«27 марта NM запросил в министерстве госбезопасности Приднестровья (МГБ) официальные комментарии по этому делу. К моменту публикации там ответили лишь: «Ваше обращение принято»».

Лариса Калик так же обратилась за информацией в МГБ.

Публикуем заявление:

 

И ответ:

«В отсутствии у МГБ ПМР возможности отождествления […] вашей личности как Калик Л.А.», предоставить запрашиваемую информацию не можем, «поскольку она [информация] напрямую может затрагивать права и законные интересы гражданина, в отношении которого проведена проверка».

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: