«Политическая деятельность» на примере ИПЦ «Априори»

В конце мая 2018 года в Приднестровье вступил в силу закон «О некоммерческих организациях», который ввел в законодательство определение «политической деятельности». Пять месяцев спустя в ИПЦ «Априори» началась прокурорская проверка, результатом которой стало Представление, требующее устранения нарушений, связанных с этим понятием. Это первый случай применения данного закона в Приднестровье, а потому делимся с вами правоприменительной практикой закона об НКО на примере личного опыта.

 

Оглавление

 

Предыстория вопроса

Открытое письмо Президенту ПМР

Прокурорская проверка

Обжалование Представления Прокуратуры

Заседание Тираспольского городского суда (4-14 февраля)

Заседание Верховного суда ПМР (25 мая)

 

Предыстория вопроса

 

10 марта 2016: Пресс-релиз ИПЦ «Априори» по законопроекту «О некоммерческих организациях» — разбор формулировок отдельных понятий ранней версии законопроекта «О некоммерческих организациях». Основная идея такова: отсутствие четкости и ясности понятия «политическая деятельность» может послужить причиной нарушения статьи 27 Конституции ПМР «о праве на свободу мысли, слова и убеждений».

11 марта 2016: О «политической деятельности». ПМР и РФ: гармонизация — в материале сравниваются российский закон об НКО и приднестровский законопроект подобного содержания. Также приводятся критические комментарии представителей общественных организаций, в том числе и ИПЦ «Априори», которые указывают, в первую очередь, на расплывчатость и некорректность термина «политическая деятельность».

24 января 2017: Елена Абросимова: «статус «иностранного агента» — это вещь, которая не только тормозит, но и вредит репутации страны» — материал о круглом столе, на котором и выступала член экспертной группы по совершенствованию законодательства об НКО Совета при Президенте РФ. По ее данным, нагрузка государственных органов РФ возросла в 5 раз после принятия закона об НКО, по причине противоречивости определения политической деятельности и перечня сфер, деятельность в которых таковой не является.

8 мая 2017: Диалог третьего сектора и власти: свидетельства прогресса или эхо прошлого — краткий обзор событий в сфере взаимоотношений государства и общественного сектора в первые 100 дней президентства В. Красносельского и анализ перспектив взаимодействия с комментариями представителей общественных организаций. Один из выводов: «…мнения и факты, представленные нашими коллегами и нами, формируют скорее негативный образ будущего в сфере взаимодействия государства и третьего сектора».

21 марта 2018: Президент провел встречу с представителями некоммерческих и неправительственных организаций — «Вадим Красносельский согласился с тем, что НКО должны принимать активное участие в жизни приднестровского общества. Мнение тех, кто работает в некоммерческом секторе, может быть полезно при принятии решений по наиболее значимым для республики вопросам. Он добавил, что государство со своей стороны должно создать максимально комфортные условия для работы НКО в рамках правового поля»

21 мая 2018: Апрель-2018: Консолидация общественного сектора на фоне закона о НКО — о создании и ранней работе Консультативного совета при Правительстве ПМР по выработке правоприменительной практики Закона «О некоммерческих организациях», в состав которого входит и представитель ИПЦ «Априори». Общественниками были предложены изменения имеющегося закона об НКО, часть из которых была признана сырыми, а часть — касающаяся понятия «политическая деятельность» — не удалось обсудить.

14 июня 2018: Общение Главы государства с представителями неправительственных и некоммерческих организаций приобретает регулярный характер — «Президент назвал неправительственные и некоммерческие организации проводником взаимодействия государства и общества. Он призвал их активизировать контакты с органами госвласти и управления, напомнив, что НПО и НКО наделены законным правом на осуществление общественного контроля».

 

Открытое письмо Президенту ПМР

 

 

28 февраля 2018 года Верховный Совет ПМР принял Закон «О некоммерческих организациях», который активно обсуждался приднестровскими общественниками с 2016 года. В связи с этим, 6 марта 2018 года представители 20 некоммерческих организаций направили в адрес Президента ПМР открытое обращение, призывающее главу государства отклонить его и отправить на повторное рассмотрение.

Основные тезисы обращения:

1. Некоммерческие организации, оказывая социальную помощь, защищая права различных категорий граждан и отстаивая их интересы в органах государственной власти, фактически занимаются «обеспечением законности», что в рамках закона об НКО прямо указывается как «политическая деятельность».

2. В пункте 7 статьи 2 перечислены области деятельности, которые не относятся к «политической» [1]. Несмотря на это, деятельность в данных областях может быть отнесена к ней, «в силу широкого и всеобъемлющего формулирования сфер политической деятельности».

3. «Указанные противоречия создают возможности для признания деятельности НКО, которые осуществляют общественно-полезную деятельность и получают финансирование из-за рубежа, как политической, значительно ограничивая права организаций и создания возможности давления на отдельные НКО и коррупции. Тем более, что «защита прав человека» не значится в списке областей деятельности, не относимых к политической».

4. Список неполитических областей деятельности «не содержит значительного числа областей общественно-полезной деятельности».

5. «Кроме того, полагаем, что в процессе рассмотрения обновленной версии законопроекта могла быть нарушена статья 71 регламента ВС ПМР, в соответствии с которой «поправки не должны противоречить нормам Конституции и действующему законодательству (если его изменение прямо не предусматривалось законопроектом), а также менять концепцию законопроекта«».

Несмотря на высказанные общественниками опасения, глава государства подписал законопроект.

 

*Контактные телефоны в этом списке были прикрыты, так как в ходе работы над обращением возможность их публикации не обсуждалась и потому оставить эту часть открытой было бы некорректным.

 

 

Прокурорская проверка

 

Подробно об этой проверке писал председатель Информационно-правового центра «Априори» Евгений Дунаев на своей страничке в Facebook: затронул предшествующие проверке события, дал пояснения по Представлению Прокуратуры и рассказал о дальнейших действиях организации. Основная информация, содержащаяся в заметке, такова:

1 ноября в Информационно-правовой центр «Априори» поступило обращение от Прокуратуры ПМР с требование предоставить практически всю документацию за 2017 и 2018 годы. После того, как это было сделано, Прокуратура дополнительно запросила документацию за 2016 год, которая также была нами предоставлена.

В начале декабря все документы были возвращены, а 18 декабря на имя председателя ИПЦ «Априори» пришло Представление Прокуратуры (датированное 12 декабря), в котором значилось, что, во-первых, в 2016-2017 году организация имела иностранное финансирование, а во-вторых, ИПЦ «Априори» было проведено 2 мероприятия «в целях формирования общественно-политических взглядов и убеждений»: выставка «СМИ под давлением трех атмосфер: Смирнов, Шевчук, Красносельский», открытие которой состоялась 6 июня 2018 года и презентация исследования Тираспольской школы политических исследований «Смешанная избирательная система: анализ и перспективы для Приднестровья», состоявшаяся 4 октября 2018 года (в рамках данного мероприятия ИПЦ «Априори» лишь предоставил площадку: анонс мероприятия / видеозапись).

По мнению Прокуратуры, сочетание этих двух фактов является нарушением пункта 7 статьи 2 (о политической деятельности) Закона ПМР «О некоммерческих организациях», в связи с чем были выдвинуты следующие требования:

1. Безотлагательно рассмотреть настоящее представление и принять меры к устранению и недопущению впредь подобных нарушений требований действующего законодательства путем отказа от участия в политической деятельности на территории Приднестровья, в формах, указанных в части третьей пункта 7 статьи 2 Закона ПМР «О некоммерческих организациях».

2. В течение 1 (одного) месяца со дня внесения представления принять соответствующие меры по исполнению содержащихся в нем требований и устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий им способствующих.

3. О результатах рассмотрения настоящего представления и принятых мерах сообщить в Прокуратуру Приднестровской Молдавской Республики в письменной форме.

 

 

Источник:

Обжалование Представления Прокуратуры

 

С подобным выводом Прокуратуры ПМР мы не согласились, поэтому было составлено исковое заявление в Тираспольский городской суд, суть которого можно свести к следующему:

Согласно закону «О некоммерческих организациях», для того, чтоб классифицировать деятельность НКО как «политическую», необходима совокупность трех критериев: организация должна осуществлять деятельность в сферах, указанных в пункте 7 статьи 2 закона об НКО [2], в формах, указанных там же [3] и иметь иностранное финансирование [4].

В связи с этим, мы настаиваем на несоответствии Предписания Прокуратуры закону по трем пунктам:

Во-первых, закон обратной силы не имеет [5]. Три договора, которые были указаны в Представлении Прокуратуры как свидетельства иностранного финансирования, истекли задолго до принятия и вступления закона «О некоммерческих организациях» в силу (два из них в декабре 2016 и один 31 января 2017 года). Вместе с истечением срока действия этих договоров прекращено всякое финансирование ИПЦ «Априори» из иностранных источников. «Таким образом, Прокуратура ПМР не дала объективной оценки деятельности заявителя на предмет иностранного финансирования».

Во-вторых, в Представлении Прокуратуры отсутствуют указания на сферы деятельности, к которым относятся мероприятия от 6 июня 2018 года (выставка «СМИ под давлением трех атмосфер: Смирнов, Шевчук, Красносельский») и 4 октября 2018 года (презентация исследования Тираспольской школы политических исследований «Смешанная избирательная система: анализ и перспективы для Приднестровья»). «Таким образом, не установив указанных сфер, Прокуратура ПМР преждевременно пришла к выводу о том, что деятельность заявителя [ИПЦ «Априори» — ред.] является «политической»».

В-третьих, отсутствуют указания на какую бы то ни было связь данных мероприятий с иностранным финансированием в Представлении Прокуратуры.

Кроме этого, важно отметить, что, «будучи незаконным по указанным выше основаниям, Предписание Прокуратуры ПМР от 12 декабря 2018 года одновременно является вмешательством в сферу прав и свобод заявителя [ИПЦ «Априори» — ред.], гарантированных Разделом II Конституции ПМР»: указанные мероприятия подпадают под гарантии статьи 27 Конституции ПМР «о праве на свободу мысли, слова и убеждений» [6]; Представление Прокуратуры, с выводами которого мы не согласились, затрагивает статью 24 Конституции ПМР «о вмешательстве в частную жизнь» [7]; а неисполнение Представления влечет за собой ликвидацию организации, что ущемляет свободу объединений, гарантированную статьей 33 Конституции ПМР [8].

 

 

Исковое заявление было направлено в Тираспольский городской суд и 31 января 2018 года состоялось предварительное слушание, на котором окончательная дата разбирательства была назначена на 11:00 4 февраля 2018 года  (г. Тирасполь, ул. Ленина, 26, кабинет №14, судья — Качуровская Е. В.).

 

Заседание Тираспольского городского суда (4-14 февраля)

 

Аудиозаписи заседаний

4 февраля 2019 года состоялось первое заседание суда по нашему иску.

Разрешения на съемку нам получить не удалось по двум причина:

1. Удостоверение журналиста оператора не было признано, потому что подписавший его владелец СМИ не предоставил выписку из Регистрационной палаты, подтверждающую наличие у него полномочий на это.

2. Ответчик — представитель Прокуратуры — не дал согласие на видеосъемку.

Представители Прокуратуры ПМР задавали уточняющие вопросы мало относящиеся к иску: говорил ли гражданин такой-то слова такие-то, как именно Прокуратура нарушила статью такую-то Конституции ПМР, что происходило на мероприятии таком-то и так далее. Судья же, в основном, запрашивала подробности того, что изложено в нашем иске и его приложениях.

«Процесс сегодня сводился к простой болтологии. Даже в рамках такой спорной нормы Закона „Об НКО“ как „политическая деятельность“ прокуратура не смогла доказать свою позицию. Наши оппоненты даже не подступились к объяснению связи между финансированием, которое произошло в 2016 году и мероприятиями, которые были проведены во второй половине 2018 года», — прокомментировал для NM состоявшееся судебное заседание юрист ИПЦ «Априори».

В конце концов суд перенесли на 12 февраля.

Кроме этого в адрес главы Тираспольского городского суда была направлена жалоба, в которой мы просим А.К. Мамей «обеспечить соблюдение в Тираспольском городском суде конституционного принципа открытости судебного разбирательства».

Также было составлено открытое обращение в адрес Президента ПМР (зарегистрировано Зубковой 6.02.19), в котором, помимо обеспечения открытости, мы просим В.Н. Красносельского «Обязать Прокуратуру ПМР не препятствовать проведению видеосъёмки» во время заседания суда.

Жалоба на имя председателя Тираспольского городского суда А.К. Мамей:

 

[свернуть]
Открытое обращение на имя Президента ПМР В.Н. Красносельского

[свернуть]

 

Судебное разбирательство продолжилось 12, 13 и 14 февраля.

12 февраля заседание началось с ходатайства о производстве видеозаписи, в удовлетворении которого судья снова отказала, так как вторая сторона — представители Прокуратуры ПМР — не дали разрешения на видеосъемку.

«Я могу пояснить. По одной простой причине: у нас НП «ИПЦ Априори» очень активно все, что происходит, в том числе и в судебном заседании, выкладывает в сеть Интернет. Я не хочу, чтоб мое такое нелицеприятное лицо в сети Интернет [фиксировалось]», —мотивировал свое несогласие с видеосъемкой М. Барбунов — один из представителей Прокуратуры.

Далее от нас последовало 2 заявления:

1. О нарушении конституционного принципа открытости, публичности судебного разбирательства (приобщено).

2. О нарушении прав лиц, участвующих в деле — не предоставлен протокол (приобщено).

А также ходатайство «Об определении обстоятельствах, имеющих значение для дела, и вынесение их на обсуждение», представляющее, по сути, нашу позицию, изложенную в иске (приобщено).

После этого суд перешел к рассмотрению дела по существу, заслушав пояснение стороны Прокуратуры, в котором ее представители указывают, что заявленные ИПЦ «Априори» требования не обоснованы, потому что:

Во-первых, Прокуратура выдвинула обоснованные требования в Представлении, а само Представление содержало все сведения, которые предусмотрены законом

А во-вторых, в иске мы указываем на нарушение наших прав, гарантированных Конституцией. Но так как в Конституции права гарантированы гражданам, а не юридическим лицам, наш иск не имеет смысла. Да и вообще мы не предоставили доказательств нарушения наших прав.

Далее со стороны Прокуратуры суду были предоставлены материалы, полученные ими после вынесения Представления, что выходит за рамки поданного нами заявления.

Относительно этих материалов стоит отметить, что работа в НКО-секторе Приднестровья имеет ряд специфических сложностей. Это, в первую очередь, непризнанность Республики, во вторую — новый Закон «О НКО», который только добавил новых сложностей и неопределённости, вместо того, чтобы облегчить реализацию своих конституционных прав и свобод гражданам Приднестровья. В нашем случае, это ещё и судебное разбирательство, а также продолжающаяся (или вторая?) прокурорская проверка.

Мы всегда стремились осуществлять свою деятельность, не нарушая закона и максимально открыто, так как убеждены, что это важно для нас и для развития нашего общества. Однако, в настоящий момент, у нас есть основания сомневаться в том, что наши знания и опыт будут использованы органами государственной власти во благо общественников, а не против нас. Поэтому мы не будем пока комментировать информацию о третьих лицах, о которых говорит Прокуратура в рамках судебного процесса. Тем более, что эти лица появились в нашем деле только на стадии судебных слушаний и никаким образом не указаны в самом Представлении Прокуратуры, которое мы обжалуем.

Интересно, что в какой-то момент представителям Прокуратуры был задан прямой вопрос: содержит ли Представление указание на сферу, в которой были осуществлены мероприятия? На что был получен ответ: «Представление Прокурора ПМР содержит указание на сферу, в которой были выявлены нарушения». Перечитывали несколько раз…

Завершился день началом просмотра презентации исследования Тираспольской школы политических исследований.

13 февраля, досмотрев видеозаписи по мероприятиям, Прокуратурой был вызван свидетель — арендодатель ИПЦ «Априори», который рассказал о деловых взаимоотношениях с председателем центра Евгением Дунаевым.

Затруднившись ответить на вопрос: «По итогам мероприятия [презентация ТШПИ] у вас сформировались общественно-политические взгляды и убеждения?» —, свидетель также указал, что его можно считать научным.

После приобщения к делу ходатайства об определении обстоятельств, имеющих значение для дела и вынесения их на обсуждение, суд перешел к рассмотрению дела по существу. Мы продолжали настаивать на том, что материалы касательно аренды, предоставленные Прокуратурой, были получены ими после завершения проверки, и к Представлению отношения не имеет. Естественно, противоположная сторона доказывала обратное.

На 14 февраля были назначены прения и состоялось вынесение решения.

Итоговая речь представителя ИПЦ «Априори»:

[свернуть]

Оглашается резолютивная часть решения.

Именем Приднестровской Молдавской Республики, 14 февраля 2019 году, суд города Тирасполя, в составе судьи-председательствующего Качуровской, при секретаре Николаевой, с участием представителя заявителя Поповского — Дунаева, представителя заинтересованного лица — Соболевой, Барбунова, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению некоммерческого партнерства «Информационно-правовой центр Априори» о признании недействительным Представления Прокуратуры ПМР от 12 декабря 2018 года №57 об устранении нарушений Закона ПМР «О некоммерческих организациях», руководствуясь статьями 215, 216, 286, 289 ГПК ПМР суд решил:

В удовлетворении заявления некоммерческого партнерства «Информационно-правовой центр Априори» о признании недействительным Представления Прокуратуры ПМР от 12 декабря 2018 года №57 об устранении нарушений Закона ПМР «О некоммерческих организациях» и недопущению их впредь — отказать.

Принятые определением суда от 23 января 2019 года меры в виде приостановления действия Представления Прокурора ПМР от 12 декабря 2018 года 2018 года №57 об устранении нарушений Закона ПМР «О некоммерческих организациях» сохраняют свою силу до вступления в законную силу решения суда по настоящему гражданскому делу.

Решение может быть обжаловано в Верховный суд ПМР через Тираспольский городской суд в течение 15 дней со дня составления мотивированного, то есть полного решения суда.

Судья, подпись — имеется.

Решение полное будет составлено в течение пяти дней, а именно 21 [февраля].

Данное решение мы считаем несправедливым, а потому будем обжаловать в Верховном суде ПМР.

 

Заседание Верховного суда ПМР (25 мая)

 

25 апереля в 10 часов утра в Верховном суде ПМР состоялось рассмотрение кассационной жалобы на решение Тираспольского городского суда от 14 февраля 2019 года. Позиция Информационно-правового центра «Априори» не изменилась:

Полный текст жалобы

Несмотря на все изложенные аргументы, в удовлетворении жалобы Верховный суд ПМР отказал. Степан Поповский, юрист ИПЦ «Априори», указывает следующее:

В целом судебный процесс не отвечал критериям «справедливого суда», гарантированного п.1 ст.6  ЕКЧП, которая действует на территории ПМР (ст. 10 Конституции). Более полно о судебном разбирательстве можно будет высказаться после получения мотивировочной части решения Верховного суда (во второй половине мая).

Однако, уже сегодня можно сказать, что Верховный суд нарушил принцип состязательности (ст. 85 Конституции, ст. 14 ГПК), поскольку в судебном заседании не предоставил возможности НП «ИПЦ «Априори»» задать вопросы представителю Прокурора ПМР, а поспешил закончить заседание сразу после чрезвычайно короткой реплики представителя Прокуратуры ПМР, состоявшей из его просьбы отказать в удовлетворении кассационной жалобы НП «ИПЦ «Априори»». Представитель Прокурора ПМР не сказал ни одного слова ни по одному из 8 пунктов кассационной жалобы! И при этом Верховный суд удовлетворяет его ничем не обоснованную просьбу отказать в удовлетворении кассационной жалобы! Судите сами! Я только могу сказать одно: данный процесс будет обжалован в ближайшее время в ЕСПЧ. Слава богу, в этом году уже первое решение по одной из стоящих в очереди жалоб ЕСПЧ вынесет (об этом ЕСПЧ меня уведомил), а две следующие уже коммуницированы России и Молдове, что также означает, что по ним будет принято решение.

В Прокуратуру уже направлен ответ на Представление «Об устранении нарушений требований Закона ПМР «О некоммерческих организациях» и недопущению их впредь»:

 

 

 

В свою очередь, Председатель ИПЦ «Априори» Евгений Дунаев так комментирует сложившуюся ситуацию:

Чем дальше по судам, тем удручающе это выглядит. Представитель прокуратуры вообще не объясняет позицию прокуратуры в суде. Всё, что было сказано им: «Прошу суд отказать в удовлетворении жалобы и оставить решение суда в силе». И ни одного вопроса от суда ему не было. И это при наших 8 пунктах жалобы на 6 страницах… На самом деле, я бы солгал, если бы сказал, что возмущен и удивлён решением и ходом судов. Мне кажется, что приднестровцы в принципе так «спокойно» воспринимают подобные процессы, и особенно в последнее время, прежде всего в силу того, что уровень ожиданий от государственных служащих крайне низок, и скорее адекватность вызывает удивление.

Есть что-то сладкое в том, чтобы обличать бесчестие. «Априори» сейчас стало как раз такой лакмусовой бумажкой, на которой проявляются пороки нашей системы. Кто мог бы сделать это лучше, чем мы? Мы еще оставляем возможность реабилитироваться нашей гос. системе, признав Закон «О НКО» антиконституционным. Вскоре мы обратимся и в Конституционный суд ПМР. Это будет последней возможностью.

Для «Априори» же факт юридической регистрации сам по себе не являлся фундаментальной ценностью. Собственно, и регистрация новой НКО – не такая уж большая проблема, было бы желание. А вот желание работать на общественное благо, а точнее, снижение этого желания – реальная проблема. И политика в этом направлении, на мой взгляд, самое серьёзное преступление против своего государства и народа.

 


 

К концу мая нами было получено Кассационное определение Верховного суда ПМР. Юрист ИПЦ «Априори» следующим образом охарактеризовал его содержание:

Мы вынуждены отметить, что данное Кассационное определение представляет собой вопиющий пример неправильного и несправедливого результата рассмотрения доводов заявителя в кассационной инстанции.

К примеру, заявитель обжаловал действия суда первой инстанции, связанные с тем, что последний, в нарушении закона, вышел за пределы фактов, указанных в Представлении Прокурора ПМР. В частности, в данном Представлении отсутствуют относимые к делу доказательства факта иностранного финансирования НП «ИПЦ «Априори»». Этот вопрос являлся ключевым, поскольку, согласно пункту 7 статьи 2 Закона «О некоммерческих организациях», если нет иностранного финансирования — нет нарушения. Однако, суд кассационной инстанции проигнорировал этот решающий аргумент заявителя.

Также суд кассационной инстанции не дал оценки тому факту, что суд первой инстанции, в нарушении закона, вместо Прокуратуры ПМР определил «сферы» деятельности НП «ИПЦ «Априори»», не дав при этом должного толкования этому понятию.

Фактически, суд первой инстанции самостоятельно определяя «источник» иностранного финансирования и «сферы» деятельности НП «ИПЦ «Априори»», проявил свою заинтересованность в исходе дела. Однако, и этому доводу заявителя суд кассационной инстанции не дал оценки.

Безусловно, при таких решениях судебных инстанций имеются достаточные основания для обращения в Европейский суд по правам человека. К чему мы и приступаем.

 

 

Спасибо всем, кто оказал нам поддержку в эти дни, как реально — присутствуя на заседаниях суда, так и виртуально — поддерживая нас в комментариях.

 

 

Выступая за свободу информации, собраний и объединений, наша организация стоит на позициях открытости и прозрачности, особенно в вопросах правоприменительной практики законов, затрагивающих указанные сферы. А потому, мы постараемся предоставлять вам максимум информации об этой ситуации, дополняя данный материал новыми сведениями и информируя вас об обновлениях через наши страницы в ВКонтакте и Facebook’е.

 

 


[1]

Часть четвертая пункта 7 статьи 2 Закона «О некоммерческих организациях»

К политической деятельности не относятся деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социального обслуживания, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, создания новых рабочих мест, осуществления общественного контроля, проводимого в рамках Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об основах общественного контроля», патриотического, в том числе военно-патриотического воспитания граждан Приднестровской Молдавской Республики, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная, в том числе добровольческая деятельность, поисковые работы и увековечивание памяти.

[свернуть]

[2]

Часть вторая пункта 7 статьи 2 Закона «О некоммерческих организациях»:

Некоммерческая организация, за исключением политической партии, признается участвующей в политической деятельности, осуществляемой на территории Приднестровской Молдавской Республики, если независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она осуществляет деятельность в сфере:

а) государственного строительства;

б) защиты основ конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики;

в) защиты суверенитета и обеспечения территориальной целостности Приднестровской Молдавской Республики;

г) обеспечения законности, правопорядка, государственной и общественной безопасности, обороны страны, внешней политики.

[свернуть]

[3]

Часть третья пункта 7 статьи 2 Закона «О некоммерческих организациях»:

…Указанная в подпунктах а)–г) части второй настоящего пункта деятельность осуществляется в следующих формах:

а) участие в организации и проведении публичных мероприятий в форме собраний, митингов, демонстраций, шествий или пикетирований либо в различных сочетаниях этих форм, организации и проведении публичных дебатов, дискуссий, выступлений;

б) участие в деятельности, направленной на получение определенного результата на выборах, референдуме, в наблюдении за проведением выборов, референдума, формировании избирательных комиссий, комиссий референдума, в деятельности политических партий;

в) публичные обращения к органам государственной власти Приднестровской Молдавской Республики, органам местного самоуправления, их должностным лицам, а также иные действия, оказывающие влияние на деятельность этих органов, в том числе направленные на принятие, изменение, отмену законов или иных нормативных правовых актов;

г) распространение, в том числе с использованием современных информационных технологий, мнений о принимаемых органами государственной власти решениях и проводимой ими политике;

д) формирование общественно-политических взглядов и убеждений;

е) вовлечение граждан, в том числе несовершеннолетних, в указанную деятельность;

ж) финансирование указанной деятельности.

[свернуть]

[4]

Часть первая пункта 7 статьи 2 Закона «О некоммерческих организациях»:

Некоммерческой организации, получающей денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц … запрещается участвовать, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Приднестровской Молдавской Республики.

[свернуть]

[5]

Часть первая пункта 1 статьи 31 Закона «Об актах законодательства ПМР»:

…При этом иной срок вступления закона в силу не может начинаться ранее дня, следующего за днем официального опубликования закона.

[свернуть]
Пункт 2 статьи 31 закона «Об актах законодательства ПМР»:

Придание нормативному правовому акту обратной силы не допускается, если акт предусматривает введение или ужесточение юридической ответственности за действия, которые на момент их совершения не влекли наступление указанной ответственности или влекли наступление более мягкой ответственности, а также в случае введения новых налогов и иных обязательных платежей, либо ухудшения положения налогоплательщиков.

[свернуть]

[6]

Статья 27 Конституции ПМР:

Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право любым законным способом искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя, либо составляющих государственную тайну. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется законом.

Каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное выражение.

[свернуть]

[7]

Статья 24 Конституции ПМР

Каждый имеет право на защиту доброго имени, защиту от посягательств на его честь и достоинство, вмешательства в его частную жизнь, на личную и семейную тайну, на неприкосновенность жилища.

Никто не вправе войти в жилище, производить обыск или осмотр, нарушать тайну переписки и телефонных переговоров иначе как в случае и порядке, предусмотренном законом.

[свернуть]

[8]

Статья 33 Конституции ПМР

Граждане Приднестровской Молдавской Республики имеют право объединяться в профессиональные союзы, политические партии и другие объединения, участвовать в массовых движениях, не запрещенных законом.

[свернуть]

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: